Интервью с мастерами
Светлана Сыгаковна Аксенова
Художник по костюму КГБУК «Таймырский Дом народного творчества»

- Светлана Сыгаковна, вы занимаетесь рукоделием с детства?
- Я родилась в тундре и прожила там до середины 70-х годов. По народности я нганасанка. Образ жизни у нашего народа такой, что все мы делаем своими руками. Вот, например, моя мама не только шила вещи, делала национальные украшения, но и еще была кузнецом. Она и учила меня с детства рукоделию, а еще что-то мне передалось от бабушек, сестер и немного от дедушек.
- Помните, какой была ваша первая работа?
- В 5 лет мне мама раскроила меховые чулки из оленьих шкур и сказала их сшить. Шить тогда я толком еще не умела, поэтому чулки получились кривыми и некрасивыми. Мама сказала: «Как сшила, в таком и будешь ходить». Обидно было тогда, плакала. Ходить в таких мне было стыдно, но тот урок я запомнила на всю жизнь.
- Какими основными видами рукоделия вы занимаетесь сейчас?
- Я шью национальную одежду, а также более современную: платья в этническом стиле, стилизованные парки и занимаюсь вышивкой изделий бисером.
- Многие ваши работы, которые будут представлены на выставке в Совете Федерации, изготовлены в традиционном нганасанском и долганском стиле. Что это за стили?
- В детстве мы жили рядом с долганами. Мне всегда очень нравилась их одежда, она очень красивая. Ребенком думала, что вырасту и пошью себе точно такую же парку, например. Выросла, вышла замуж за долгана и стала долганским мастером. Палитра долганского орнамента строится на сочетании черного, белого, синего, красного и зеленого цветов. У нганасанов одежда шьется из оленьей замши, орнаменты вырезаются вручную, все прошивается жирными нитками из оленьих жил.
- Вы художник по костюму Таймырского Дома народного творчества. Скажите, сложно ли придумывать новые образы?
- Так как мне моя работа нравится, то придумывать образы несложно и интересно. Все они сначала появляются в голове. Потом свои мысли переношу на бумагу, получается эскиз. Если по эскизу что-то не нравится, продолжаю его дорабатывать. Есть у меня такая история: когда только начинала шить платья, в один из дней стояла дома у окна. Была ранняя весна, на улице мела поземка: то исчезала, то опять появлялась. Мне вспомнилось, как в детстве мы ездили на оленях вот по такой поземке. Где-то шел одиночный след оленя, волка или стада животных.

В тот момент у меня в голове родился эскиз моего первого платья: взяла быстро тетрадку, нарисовала, что видела. Назвала его «пай мирэ», что в переводе означает «олений след». Платье сшила. Получилось оно светлое, нежное, красивое, внизу с темным орнаментом. Это у нас в марте лес так темнеет.
- В какой атмосфере предпочитаете работать?
- Я мастер-одиночка. Не люблю, когда возле меня много людей, которые шумят. Люблю уединиться и спокойно работать.
- Считаете ли вы, что в вашей работе присутствует какая-то миссия? Ведь сейчас много говорят о том, что важно сохранять культуру народов Севера, особенно малочисленных.
- Про мои работы я всегда говорю: «Это не просто одежда, это наглядное пособие будущим поколениям». Рано или поздно мне придется уйти с работы, и вместо меня придут молодые мастера. То, что я делаю и шью, когда-то будет как образец для них. Поясню почему: в национальной одежде каждый орнамент должен быть на своем месте. Например, то, что вышивается на груди, нельзя ни в коем случае вышить внизу, и наоборот.
- Придирчивый ли вы к себе мастер?
- Мне мои работы практически никогда не нравятся . Когда я вижу готовое изделие, всегда хочется чего-то добавить или что-то изменить.
- Передаете ли вы свои знания молодому поколению?
- А как же! В Таймырском Доме народного творчества есть детские студии. Я обучаю девочек шитью и языку. Также занимаюсь со студентами Таймырского колледжа. Сейчас как раз делаем со студенткой дипломную работу. Она училась в группе вышивальщиц. Девушка все делает очень красиво, аккуратно. Думаю, из нее получится хороший мастер.
- А своим домашним шьете одежду?
- Да, мои дети всегда были заметны, потому что ходили в вещах, сшитых мной, с красивой бисерной вышивкой. А детей у меня 10. Подрастают 15 внуков и 8 правнуков.
- Работы свои выставляете на продажу?
- Продавать я не умею совершенно. Все дарю. Столько всего за свою жизнь переделала, что если бы все это собрать, получилась бы большая коллекция.